?

Log in

No account? Create an account
Письменно. Удалённо. Опыт работы около 10 лет, десятка два книг в разных издательствах, в основном по педагогике, образованию, книги для родителей и т.п., в т.ч. для американцев и испанцев, всякие новостные, методические материалы, сайты и прочая мелочь без счёта. С недавнего времени ещё и игры в 1С перевожу/редактирую. Ссылка на подробное резюме по запросу.

Метки:

моя диссертация

Кухтенкова Ольга Александровна
"Аристократизм как феномен средневекового мышления". Диссертация на соискание ученой степени кандидата культурологии.

Скачать

Скачать автореферат

Можно внести посильный вклад в мою научную работу, купив диссертацию на Dislib - http://www.dslib.net/teorja-kultury/aristokratizm-kak-fenomen-srednevekovogo-myshlenija.html

об ателье "Серый шёлк"

Ателье исторического и авторского костюма "Серый шёлк"



У нас Вы можете заказать
* свадебные и вечерние платья,
* повседневную стилизованную одежду,
* исторический костюм и стилизации,
* фэнтези и костюмы-фантазии,
* театральные и танцевальные костюмы.

Мы также готовы предложить вам аксессуары, украшения, игрушки и предметы декора.

Сайт ателье "Серый шелк"
Наша группа Вконтакте
Блог "Silver Hill" в ЖЖ
Магазин на Ярмарке мастеров
Магазин на Uniqhand
Мы в инстаграме

полюбоватьсяCollapse )
Здесь можно задать вопросы о нас. Вопросы оставляйте в комментариях (они скрыты), или шлите по почте. Ответим так или иначе.

И, не сочтите за труд, напишите, почему вы стали читать наш журнал. Это очень интересно.

Ссылки на все наши проекты и работы (статьи, картины, рукоделие, фотографии и пр.) можно увидеть в профиле. Список постоянно обновляется.

[reposted post] Размышление с Брейгелем

Вот уже месяц прошел после встречи с Брейгелем, а она до сих пор занимает все мысли, до сих пор продолжается этот внутренний разговор. И что поражает больше всего, так это его острая актуальность. Уж не знаю, как могло так получиться, что мы целых пять веков бешено вращали педали, куда-то мчались, напридумывали кучу прекрасного и натворили кучу чудовищного, но сегодня снова оказались в той самой точке, в которой именно у Брейгеля можем найти очень важные ответы на очень мучительные и очень сегодняшние вопросы.


Read more...Collapse )
Вообще-то, если разговор о картине явно строится вокруг ее сюжета, символики или смысла, это не то чтобы очень хороший знак. Чем литературней произведение, тем больше оснований предполагать, что этой самой литературой, символикой, дидактикой, моралью и тому подобными вещами автор восполняет недостаток собственно живописной мощи.

Другими словами, язык живописи способен решать такие пластические задачи, передавать такую информацию, такие эмоции и состояния, которые никаким другим образом не могут быть не переданы, ни сформулированы. В этом и смысл.


Read more...Collapse )
(Эти этапы часто можно чётко наблюдать не только в духовной жизни или возмужании, но и в любом деле, которое требует обучения и погружения. Через такие этапы человек может проходить в своей группе/общине/семье. Если держать их в уме, можно избежать серьёзных ошибок и разрывов.)

Глава 9. Часть II

Хотя людей, находящихся на третьем этапе, часто считают «неверующими», духовно они, как правило, более развиты, чем многие из тех, кто всю жизнь довольствуются оставаться на формально-институциональном этапе. Их поведение, хотя и индивидуалистично, нисколько не антисоциально. Напротив, нередко они с искренним энтузиазмом посвящают себя общественно полезной деятельности. Они привыкли жить своим умом, и верить всему, что пишут в газетах, для них так же дико, как верить в то, что для спасения души человеку необходимо признать своим Господом и Спасителем именно Иисуса Христа (а не, скажем, Будду, Мао Цзэдуна или Сократа). Из таких людей вырастают любящие, в высшей степени ответственные родители. Будучи по природе скептиками, они нередко идут в науку, и тем вновь подчиняют свою жизнь жёстким принципам. Ведь так называемый «научный метод» - это, по сути, набор условностей и алгоритмов, разработанных людьми с целью обуздания собственной необычайной склонности к самообману. И разработали они их с целью подчинить себя чему-то, что стоит выше их личного эмоционального и интеллектуального комфорта – а именно истине. Мужчины и женщины, далеко зашедшие в третьем этапе духовного развития, являются целеустремлёнными искателями истины.

Читать дальшеCollapse )
Глава 9. Часть I.
Пути (внутреннего) преобразования

Перевёл Эленхиль.

Ключевым условием создания общины является готовность принимать – и не только принимать, но и ценить – всё то, чем отличаются друг от друга составляющие её люди и культуры (что, само по себе, становится возможным лишь после того, как мы научаемся достигать состояния внутреннего опустошения). Такое отношение снимает проблему плюрализма мнений, и оно же является и ключевым условием достижения мира во всём мире. Однако это не означает, что, борясь за создание всемирной общины, мы должны считать всех людей и все культуры в равной мере хорошими и зрелыми. Такой подход был бы всего лишь очередной вариацией ложного видения человеческой природы – мол, «все мы – разные, но, тем не менее, похожи либо равноценны друг другу». Это просто-напросто неправда. На самом деле, подобно тому, как одни люди благодаря своим усилиям достигают большей личностной зрелости, чем другие, так и разные культуры оказываются испорченными в большей или меньшей степени.

Таким образом, мы вовсе не обязаны заставлять себя относиться ко всем и каждому с равной степенью симпатии – или воспринимать каждую культуру как в равной степени для нас притягательную. Как писал Гейл Уэбб в своей классической работе о глубинных аспектах духовного роста, чем сильнее развивается человек в духовном плане, тем больше у него становится тех, кого он любит, и тем меньше – тех, кто ему лично симпатичен.* Всё оттого что, научаясь в достаточной степени распознавать собственные недостатки, чтобы над ними работать, мы волей-неволей научаемся распознавать их и в других людях. Люди с подобными недостатками или незрелыми чертами личности могут быть нам несимпатичны, но чем более зрелыми становимся мы сами, тем больше мы можем принимать – любить – таких людей, со всеми их недостатками. Ведь заповедь Христа гласит не «симпатизируйте друг другу», а «любите друг друга».
Задача взрастить в себе эту любовь, как и задача взрастить общину – не из простых. И это – часть пути духовного возрастания. Неспособность понять, в чём состоит этот путь, грозит сыграть существенную роль в ещё большем разобщении рода людского. Понимание же принципов продвижения по нему, напротив, может значительно поспособствовать преодолению этого разобщения и искоренению конфликтов.

______________________
* Gale D. Webbe, The Night and Nothing (San Francisco: Harper & Row, 1983), p. 30.
______________________
Читать дальшеCollapse )

то, что вдохновляет - 2

После этого Рождества я поймала себя на мысли, что я себя начинаю опять узнавать. Оказывается, можно отвыкнуть чувствовать себя собой и даже потерять надежду на возвращение этого чувства. И даже смотреть на это почти со стороны, когда пробиваются на свет привычные реакции, самоощущения и настроения. (Так что не могу не сказать, что в жизни есть вещи посильнее отдыха и витаминов).

Какие мысли о смерти посещают христианина на его жизненном пути? Даже если он принимает и разделяет Учение, он может испытывать массу чувств от отторжения до восторга. Нам, христианам, часто приходится слушать о смерти, и мы можем то энергично кивать, стараясь изо всех сил «догнать» осознание, напрягая лоб и борясь со своим восторгом от жизни, а можем ощущать это как слова и буквы, не в силах прорваться к содержанию. Можно чувствовать воодушевление, когда ловишь ощущение бренности бытия в моменты глубокой молитвы или просто радости. В момент, когда встречаешься с поступками, направленными против тебя лично, или с по-настоящему скверными проявлениями людей, погружаешься в ощущение мерзости, и вот тогда – нервно, до крика, требуешь, чтобы эта ужасная жизнь вместе с окружающим её ужасным миром уже поскорее закончилась, ведь другая - есть. Конечно, это чувство отчаяния не является настоящим пониманием жизни и смерти. Но вот наступает момент, тихий, как пробуждение спокойным утром, или как шаг через невидимую черту, когда приходит понимание, выразимое уже только в томистских терминах: где Бог – реальность настоящая, а отмеренные нам десятилетия со всеми их обстоятельствами – куда менее. Нету криков и восторгов, смотришь как бы со стороны и просто знаешь, что есть что.

Это очень похоже на февраль, то самое белое безмолвие, которое наступает после темнейших ночей декабря и следующих за ним радостей. Жизнь кажется не более чем февралём, и после долгой ночи это просто великолепно.

Читать дальшеCollapse )

то, что вдохновляет - 1

"— Во всяком случае, Рождества я больше не боюсь, — заявил Муми-тролль. — Хемуль с Гафсой и со своей теткой, должно быть, чего-то недопоняли" (Янссон Т. "Ель")

В этом году Рождество удалось, и это было так, как раньше ещё не было – Адвент, и Йул, и само Рождество, и его всяческое празднование, и все святочные дни, и сейчас это состояние продолжается.

Мудрые наши предки (особенно, например, эльфийские, ирландские и японские) завещали нам прочувствованное переживание сезонов, потому что подобны сезонам и события нашей жизни. Там, где случается что-то серьёзное (хорошее и плохое), они становятся, прошу прощения, соломкой, которую так хорошо подстелить, т.е. реальным опытом, дающим понимание: «мы это проходили, мы к этому готовы». Они научили нас читать книгу жизни по снежинкам и лепесткам цветов, и по унылым ноябрьским облакам и по восходу солнца на пике лета, чтобы события эти были не как удары молотка в стенку, а как удары барабана. Грозные, но музыкальные, обещающие что-то, зовущие, воодушевляющие; к которым подсаживается робкая флейта, а там уж подтягиваются арфы и скрипки, пока не соберётся целый оркестр, который играет нам симфонию нескольких жизней. И все эти обычаи, один за другим, складываясь в череду, превращают банальность - в поэзию. Шум – в музыку. Месяц за месяцем, год за годом, век за веком – единый поток, снова и снова, но каждый раз под новый мотив летят лепестки и снежинки, хмурится и проясняется небо, а мы вычитываем в них многотомные комментарии к новым эпизодам наших жизненных повестей.

В этот год Рождество было таким, каким ещё не было. Оно было выношенным, прожитым и вжитым, оно было прекрасным, а собрания были по-настоящему добрыми, тесными и домашними. Если уж говорить сурово, впервые за многие годы все эти дни были не гаупвахтой, не выступлением и не ответственным мероприятием. Именно теперь они стали по-настоящему ответственными и важными, но в сердечном смысле. И пришло то состояние, когда не надо «как надо» и чтобы всем угодить, а надо - чтобы хорошо и тепло, чтобы дружно, чтобы не вспоминать па, а танцевать вслед за биением сердца, одного на всех. Это «тепло» и это «хорошо» - состояние потока, который создавался поколениями людей и веками традиций. Для тех, кто проживал когда-то живую традицию, все обычаи, все нормы – всё это было рекой воды напояющей, потоком - наполняющим, а не опустошающим, посохом, а не дубиной, потому что всё шло естественным образом, своим чередом, само собой разумеющимся. Для нас же, строящих всё заново, он был суетой Хемуля, очень тревожной, трудной, порой жестокой. Всё было правильно, ведь за любой лёгкостью стоит тяжёлый труд. Музыканту нужно мучительно отрабатывать пассажи, чтобы потом сыграть пьесу так, как будто он её дышит. Художнику нужно десятилетиями писать, чтобы потом одним взмахом создать идеальную живую линию. Всё это нужно было выстрадать. И теперь в этом Рождестве я вижу, наконец, не «успех», не «хорошую работу», а поток и сладкий плод живого дерева.

Через двадцать лет после того, как я действительно серьёзно заинтересовалась всем этим, наконец, начинает рождаться практика, в которой ритуалы и обычаи – это не мероприятия. И – с другой стороны – не что-то эпизодическое, для галочки, скажем так, что вдруг врывается в жизнь, надо как-то отметить и забыть до следующей даты. Ведь именно непонимание сути делает современные празднества высасывающими силы. Так люди, увлекшиеся однажды мифом, миром Толкина, фольклором и традиционными культурами (в том числе и церковными) обретают не подлинное бытие, а очередную телегу, которую надо тянуть, и которую рано или поздно приходится бросить, потому что больше нет ни сил, ни вдохновения. Любое хорошее дело требует затрат, порой слёзных и кровных, но итог этих усилий – грудь, полная воздуха, а не та тряпочка, лежащая на диване и не желающая шевелиться ещё неделю-другую, какой бывает каждый ответственный современный организатор. Ритуалы – не выступления, не действа. Они должны быть такими каковы распускающиеся цветы, каково восходящее солнце, собирание урожая, танец в чане с виноградом... (вместе спляшем, вместе и пить будем). Они – место силы, принятия и щедрости, а не место гордыни и самодемонстрации.

Молодой месяц

February 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
2425262728  

Метки

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com